ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ОБЪЕКТА ИССЛЕДОВАНИЯ

В процессе интерпретаций основных понятий мы наметили эмпирическую область, соответствующую вы­деленному ранее предмету исследования (отношение к труду в нашем примере), который благодаря этому был расчленен на какие-то значимые в свете основной зада­чи элементы. Мы выделили, например, различные уров­ни отношения к труду и работе (в системе ценностей жизни, в системе потребностей, как они удовлетворяются в работе), признаки отношения к работе по продуктам деятельности, по субъективным состояниям рабочего и другие. Выделение ключевых понятий проблемы и их интерпретация в скрытом виде (имплицитно) опирают­ся на некоторое более или менее систематическое пред­ставление о предмете в целом.

Последующий анализ должен "проявить" образ предмета,- сделать его ясно выраженным (эксплициро­ванным), более четким и определенным. Предмет дол­жен быть подвергнут своего рода системному анализу8.

8 В этом случае понятие "системный анализ" — синоним всесто­роннего подхода к объекту. Иногда говорят также о "сракторной операционализации" предмета исследования, т. е. о выделении влияющих на объект изучения факторов и условий (10в. С. 43—45].

В сущности, системному анализу подлежит объект исследования, а в процессе расчленения объекта на эле­менты мы преобразуем его в предмет целенаправленно­го изучения.

Итак, какие же элементы и связи следует выделить в нашем объекте? В самом общем виде решение этих вопросов диктуется проблемой и целями исследования.

Наша цель — выявить мотивационное ядро трудо­вой деятельности в той мере, как оно обусловлено со­держанием труда и другими его особенностями. Мы да­лее намерены определить основные факторы, влияющие на отношение к труду по объективным и субъектив­ным признакам, и попытаться проследить тенденцию изменения этого отношения в зависимости от функцио­нального содержания труда и уровня запросов личности работника.

Сформулированная таким образом теоретико-прик­ладная цель исследования подсказывает определенный способ расчленения объекта.

К факторам, влияющим на отношение к труду, отнесем некоторую совокупность социальных условий или обстоя­тельств, которые благодаря их особому сочетанию и взаимо­действию образуют существенную причину того или иного типа отношения к труду, в частности мотиваций.

Вспомним, что любое социальное явление следует рассмат­ривать в контексте конкретной социальной ситуации. Для этого нужно выделить общие и специфические элементы (фак­торы в нашей терминологии), описывающие ситуацию. Наибо­лее общими факторами, детерминирующими отношение к тру­ду, являются социально-экономические и другие общесоциаль­ные, социокультурные условия трудовой деятельности и цело­стного образа жизни людей. Они оказываются общими в отношении к предмету нашего исследования. Эти факторы — равнодействующие по отношению к любым специальным ви­дам труда и любым типам личности рабочего. Их влияние на отношение к труду может быть зафиксировано не прямо, но в преломлении через специфические условия труда и инди­видуально-типические особенности личности работника.



Если бы задача нашего исследования была сформулирова­на иначе, если бы мы стремились, например, определить влия­ние социокультурной среды на отношение к труду, то перечис­ленные в группе "общие" факторы превратятся в "специфичес­кие". Общими относительно их окажутся как раз функцио­нальные особенности трудовой деятельности. В таком случае мы станем изучать отношение к труду рабочих, занятых в одинаковых сферах функционального содержания труда (на­пример, станочники общего типа), но в разных общесоциаль­ных условиях. И тогда влияние функционального содержания труда будет зафиксировало в донных наблюдения не прямо, a через опосредующее воздействие общесоциальных условий на трудовую деятельность рабочего в разных странах или социо­культурных регионах [219].

По отношению к общим социальным условиям факторы, характеризующие особый вид трудовой деятельности, будут специфическими. В нашей схеме к ним отнесены функцио­нальное содержание труда, условия труда, взаимоотношения на производстве, особенности внепроиз вод огненной жизнедеятель­ности рабочего. К специфическим факторам относятся также личностные и ролевые характеристики работника.

Вторая группа факторов — явные и латентные. Под яв­ными факторами мы имеем в виду обстоятельства, которые не­посредственно поддаются контролю в объекте исследования. Это те условия трудовой деятельности, которые можно зареги­стрировать в производственной ситуации. Прочие факторы, влияющие на отношение к труду, но не поддающиеся прямой регистрации в данном исследовании, назовем латентными. 9

9 Латентные свойства, т. е. не выявленные в гипотезе, по мере ис­следования могут фиксироваться как явные (о диагностике явных и латентных свойств, переменных [С. 37—60]).

Далее, выделим факторы объективного и субъективного характера. Объективные — условия и обстоятельства, которые предположительно образуют не зависимые от субъекта предпо­сылки его деятельности, а субъективные — те, что связаны с отражением внешних условий в сознании индивида. Тогда факторы объективного характера можно рассматривать как область внешних побуждений к деятельности (стимулы), а субъективные — как внутренние побуждения (осознанные пот­ребности и мотивы: неосознаваемые побуждения мы здесь не фиксируем, так как не предусмотрены соответствующие психо­логические методики). Между ними предполагается опреде­ленная связь, показанная на схеме 3.

Блок А — объективные факторы, которые включают: al — общие, равнодействующие во всех специфических видах трудовой деятельности социальные условия и обстоятельства, как-то: экономическая ситуация; социальные и политические отношения; состояние массового сознания, включая систему ценностных ориентации и норм; а2 — специфические факто­ры, связанные с формой собственности, особым видом трудо­вой деятельности, включая прямые (наемный труд или труд собственника средств производства, условия, организация, функциональное содержание, системы оплаты труда, социаль­но-бытовая инфраструктура производства, трудовые отноше­ния) и латентные (система семейного воспитания, школьного и трудового обучения, воздействие средств массовой информа­ции, культурная среда и др.).

Блок В — индивидуальные особенности рабочего, где в! — функциональные или ролевые характеристики (пол, воз­раст, семейное положение, уровень общего образования, квали­фикация, участие в управлении, принадлежность к обще­ственным организациям и т.п.); в2 — личностные характери­стики (интересы и потребности, социальные установки, ценнос­тные ориентации, идеалы, наконец, концепция образа жизни).

Блок С — отношение к труду, где с1 — субъективные ас­пекты отношения, как-то: восприятие общественной и личност­ной значимости труда, степень удовлетворенности работой и специальностью и иерархия мотивов трудовой деятельности; с2 — объективные аспекты отношения к труду, т. е. результаты работы: производительность и качество работы, инициативность, уровень ответственности, дисциплинированности и т. п.

Связки а — стимулы (внешние побуждения к деятельнос­ти), β — восприятие, усвоение общественных функций (ролей) и социальных, в частности, производственных, нормативных требований субъектом; у — мотивы деятельности (внутренние побуждения).

Если объект исследования не индивиды, но целые группы и коллективы, то в соответствующих блоках фиксируются ус­ловия деятельности этих групп (А), объективные параметры са­мих групп (В), т. е. содержание деятельности, структура ее организации, характер разделения функций между членами, нормы, принятые для регуляции совместной деятельности, и санкции, используемые для поддержания этих норм и для на­казания за уклонение от них, а также субъективные компонен­ты групповой деятельности как особенности интересов, целей, разделяемых группой, или их различие в рамках отдельных подгрупп, состояние социально-психологического климата и т. д. В результативном блоке (С) фиксируются опять-таки объекти­вированные и субъективированные результаты деятельности, но уже в групповых показателях.

Теперь объект изучения представлен как расчленен­ный на качественно различные элементы, связанные во­едино в некоторую гипотетическую систему. Предметом исследования будут не все элементы и связи, показан­ные на схеме, но лишь некоторые из них. В каком именно направлении будем мы вести анализ эмпириче­ских данных, определяется в следующем разделе про­граммы — в рабочих гипотезах исследования.

Конечно, вовсе не обязательно резюмировать предва­рительный анализ предмета в виде графической схемы. Последняя просто удобна как наглядное отображение элементов, подсистем и связей. Некоторые авторы пред­почитают завершать такой анализ в логических симво­лах и моделях, другие пользуются обстоятельными сло­весными описаниями. Дело здесь не в форме, а в суще­стве: мы пытаемся систематизировать имеющееся зна­ние о предмете изучения, чтобы обосновать путь поиска нового знания.

Предварительный системный анализ предмета ис­следования — это, по существу, "моделирование" иссле­довательской проблемы, т. е. такое ее концептуальное Расчленение и детализация, которые позволяют далее сформулировать общие и более частные гипотезы ис­следования [210. С. 33—38].

ВЫДВИЖЕНИЕ РАБОЧИХ ГИПОТЕЗ

Гипотеза — главный методологический инструмент, организующий весь процесс исследования и подчиняю­щий его строгой логике. Логическая конструкция ги­потезы представляет собой условно-категорическое умо­заключение "Если..., то...". Первая посылка выдвигает условие, а вторая утверждает следствие из данного усло­вия. Если исследование не подтверждает следствие, ги­потеза опровергается, но подтверждение следствия не дает логических оснований для достоверности гипоте­зы. Подтверждение делает гипотезу правдоподобной, ве­роятной. Отсюда одно из принципиальных требований к хорошей гипотезе: чем больше следствий она содер­жит, тем более вероятно ее подтверждение.10

10 О логике гипотетического рассуждения в социологии см. также [10. С. 129—144].

Исходные посылки социологических гипотез черпа­ются где-то на грани между наблюдениями реальных событий и системой объяснения этих событий в поня­тиях имеющейся социологической теории и смежных наук. Если знания, которыми мы располагаем, не позво­ляют объяснить данные наблюдений, возникают новые предположения — гипотезы.

Если, к примеру, отношение людей к труду объясняется социально-экономическими условиями при всеобщем господ­стве государственной собственности (вспомним, что это иссле­дование 60—70-х гг.), то почему в одних и тех же социальных условиях люди по-разному относятся к своей работе? Видимо, общее объяснение (на уровне марксистской теории) здесь не­достаточно. Есть и какие-то другие причины, детерминирую­щие отношение к труду. Что известно нам из частных наук по этому поводу? Психология утверждает, что мотивация труда обусловлена не только внешними побуждениями, но и особой формой их преломления в индивидуальном сознании личности. Далее, мы знаем из опыта, что одни и те же люди по-разно­му относятся к разным видам трудовой деятельности. Одни профессии кажутся им привлекательными, другие — нет. Зна­чит, отношение к труду обусловлено его функциональным со­держанием и престижностью различных видов занятий. Кро­ме того, из экономической статистики известно, что текучесть рабочей силы в одних профессиях больше, в других — мень­ше. Это укрепляет нас в выдвинутом предположении.

Вполне понятно, что в условиях разнообразия форм собственности, при формировании новых правил трудовых отно­шений между работниками наемного труда и работодателем, при напряжении этнонациональных конфликтов вся конфигу­рация гипотез будет иной. Ведущее место займут пред­положения о различиях отношения к труду при найме и на соб­ственных средствах производства, в относительно благоприят­ной и кризисной экономической ситуации (конкуренция, без­работица, реальная обеспеченность товарного рынка), в однона­циональном и многонациональном коллективе с учетом состоя­ния межнациональных отношений в данном регионе и т. д.

Рассуждая подобным образом, мы пытаемся создать более или менее развернутую и непротиворечивую кон­цепцию для объяснения интересующего нас явления. Если мы располагаем специальной социологической теорией данной предметной области (социология тру­да), выдвижение гипотез значительно облегчается. Но если такой теории нет, мы строим гипотетическую сис­тему, в которой истинное знание как бы отпущено "в кредит". Предварительный системный анализ объекта, о котором шла речь в предыдущем разделе, есть не что иное, как формулирование общей гипотезы по предмету исследования. Исходя из этого не проверенного система­тическими исследованиями знания, мы черпаем аргумен­ты для построения целой плеяды детализированных ис­ходных гипотез, представляющих собою не что иное, как возможное объяснение исследовательской проблемы.

Руководствуясь ими, мы проверяем обоснован­ность выдвинутого объяснения, но не целиком, а как бы по частям.

Важно, чтобы гипотезы были логически связаны в систему доказательств выдвинутого объяснения. В таком случае подтверждение одной гипотезы дает допол­нительные основания для принятия связанной с ней посылки. Проверка следующего следствия иа общей по­сылки предполагает новые подтверждения и так даль­ше. Понятно, что опровержение первой рабочей гипоте­зы требует выдвижения новых гипотез.

Итак, исходные гипотезы должны быть разверну­ты в целую цепочку выводных гипотез-следствий (опе­рация дедуктивной обработки гипотез). В эмпирическом исследовании проверяются именно гипотезы-следствия, которые сформулированы в менее общих понятиях, чем исходные предположения. В противном случае гипотеза непроверяема в эмпирических данных.

Рассмотрим на примере, как формируются основная (центральная) и выводные гипотезы.11

11 Как подчеркивает В. Фридрих, "центральной исследовательс­кой гипотезе принадлежит важная системообразующая функция". И лишь с установлением системы исследовательских гипотез заканчива­ется построение проекта решения главной проблемы исследования. "Это значит, что мы имеем здесь перед собой характерный поворот­ный пункт процесса исследования" [213. С. 50].

Одна из основных гипотез исследования отношения рабо­чих к труду формулировалась так: в рамках единой государ­ственной формы собственности функциональное содержание труда будет ведущим фактором, определяющим отношение к труду, фиксируемое в объективных и субъективных показате­лях при данных общих социальных условиях трудовой дея­тельности. (Заметим, что в оплате труда господствовала "уравниловка".)

Отсюда следствия:

- чем выше творческие возможности работы (содержание труда), тем выше объективные показатели отношения к труду;

- чем выше творческие возможности работы, тем выше субъективные показатели отношения к труду (удовлетворен­ность работой).

Величина корреляции между содержанием труда по мере перехода от одних профессий к другим (по шкале разнообра­зия и сложности работы), с одной стороны, и отношением к труду по объективным и субъективным данным, с другой, бу­дет выше, чем величина корреляции между повышением размера заработной платы и теми же показателями отношения к труду.

Структура мотивов труда в зависимости от его содержа­ния будет колебаться больше, нежели в зависимости от разли­чий в размере заработной платы.

Проверка выводных гипотез возможна лишь в слу­чае, если все термины, в которых они формулируются, были подвергнуты эмпирической интерпретации и операционализации.

Например, в первой выводной гипотезе имеются понятия: "творческие возможности работы (функциональное содержа­ние труда)", "объективные показатели отношения к труду" и связка "выше". В эмпирической интерпретации этих терми­нов мы находим их наблюдаемые индикаторы (признаки) и способ установления отношений между переменными.

Функциональное содержание труда определяется по соот­ношению признаков конкретной работы при учете трех крите­риев: уровня механизации работы, уровня требуемой квали­фикации и соотношения затрат физического и умственного труда (по данным хронометража на операции физические и интеллектуальные). По сочетанию этих трех свойств все про­фессии разбиты на шесть классов от неквалифицированного ручного труда с постоянной физической нагрузкой до высо­коквалифицированного труда пультовика-наладчика. Объек­тивные показатели отношения к труду учитывают 5 призна­ков (выработка, качество продукции, уровень ответственности при выполнении срочных заданий, уровень инициативы в ра­боте, повышение деловой квалификации), которые сведены в единый числовой индикатор (индекс). Связка "выше" означа­ет, что все группы по содержанию труда ранжированы (упорядо­чены) по указанным признакам от низшей к высшей, то же са­мое сделано с индексами объективных показателей работы.12

12 Подробнее для данного примера см. (283. С. 34—37, 66—76].

Интерпретированная таким образом гипотеза про­веряема. Но здесь мы сталкиваемся с серьезной методо­логической трудностью. Гипотеза проверяема по выде­ленным эмпирическим признакам. Но где гарантия, что эти признаки обоснованны? Эмпирической проверке на достоверность подлежит, таким образом, не только гипотетическое суждение, но также и его эмпирическая интерпретация.

Поэтому для повышения подтверждаемости гипоте­тического суждения следует руководствоваться правила­ми: (а) стремиться к выдвижению возможно большего числа взаимосвязанных гипотез и (б) стремиться ука­зать для каждой гипотезы возможно большее число ее эмпирических индикаторов (референтов).

Тем не менее таким путем мы не решаем пробле­мы истинности гипотез, но лишь повышаем вероятность их обоснования. Истинность гипотетических предполо­жений доказывается практическим освоением изучав-мой предметной области: в социальном эксперименте, в процессе последующего "естественного" развития со­циальных процессов.

Итак, гипотезы прежде всего различаются по степе­ни общности предположений как гипотезы-основания и гипотезы-следствия. Последние дедуцируются из ос­нований, причем так, что с их помощью раскрывается содержание терминов и связей гипотез-оснований. Сами по себе понятия, в которых сформулирована исходная гипотеза, могут не иметь прямых эмпирических призна­ков, но понятия выводных гипотез непременно должны быть соотнесены с эмпирическими индикаторами. Под-тверждаемость или опровержение гипотез-следствий — путь доказательства обоснованности или опровержения гипотез-оснований.

С точки зрения задач исследования, гипотезы под­разделяются на основные и неосновные. В отличие от гипотез оснований и следствий, которые логически вза­имосвязаны, эти гипотезы относятся к разным задачам и как бы сосуществуют друг с другом. Естественно, что главное внимание при выдвижении гипотез уделяется основным предположениям, относящимся к центрально­му вопросу исследования.

По степени разработанности и обоснованности раз­личают первичные, и вторичные гипотезы. Вторичные выдвигаются взамен первых, если те опровергаются эм­пирическими данными. Иногда первичные гипотезы на­зывают "рабочими" в том смысле, что они используются как строительные леса для возведения более обосно­ванных гипотез. Хорошее исследование опирается обыч­но на целую серию альтернативных гипотез. Тогда про­верка позволяет получить более высокие основания для принятия тех предположений, которые остались после отбрасывания других альтернатив.

По содержанию предположений о предметной обла­сти проблемы можно выделить описательные и объяс­нительные гипотезы. Описательные — это предположе­ния о существенных свойствах объектов (классификаци­онные), о характере связей между отдельными элемен­тами изучаемого объекта (структурные). Объясни­тельные гипотезы относятся к предположениям о степе­ни тесноты связей взаимодействия (функциональные) и причинно-следственных зависимостях в изучаемых со­циальных процессах и явлениях. Это наиболее сильные гипотезы, требующие экспериментальной проверки.

Сформулируем некоторые общие требования, кото­рым должна удовлетворять удачная гипотеза, подлежа­щая прямой эмпирической проверке.

(а) Гипотеза не должна содержать понятий, которые не получили эмпирической интерпретации, иначе она непроверяема.

(б) Она не должна противоречить ранее установлен­ным научным фактам. Иными словами, гипотеза объяс­няет все известные факты, не допуская исключений из общего предположения. Например, гипотеза "чем более разнообразен труд, тем больше удовлетворенность рабо­той" должна быть отброшена, ибо противоречит имею­щимся в психологии данным. Известно, что при опреде­ленном психофизиологическом типе личности именно однообразная и монотонная работа доставляет удовлет­ворение, а разнообразная — нет. Другая гипотеза — "функциональное содержание труда (т. е. включая сте­пень монотонности и разнообразия работы) детер­минирует удовлетворенность работой" — не противоречит этим сведениям и может быть принята для проверки.

в) Из предыдущего правила вытекает требование простоты гипотезы. Она не должна обрастать целым ле­сом возможных допущений и ограничений, лучше исхо­дить из максимально простого и общего основания. Наше предположение о влиянии функционального со­держания труда на отношение к работе имело единственное ограничение: "при данных социально-эко­номических условиях".13 Между тем гипотеза проверя­лась только на рабочих. Значит ли это, что следует огра­ничить предположение дополнительными условиями? Нет. Потому что нам не известны факты, противо­речащие высказанному предположению, если применить его к инженерному труду или к труду сельскому.14

13 Спустя 15 лет подтвердилось, что это ограничение действитель­но было крайне важным, так как при повторном обследовании в сере­дине 70-х гг. обнаружилось, что условия труда и его материальное сти­мулирование приобрели не менее значимую роль в их влиянии на от­ношение к труду, чем содержание работы [305].

14 И это предположение оказалось справедливым после его про­верки в нашем исследовании отношения к труду инженеров проект­ных организаций [249] и в исследованиях И. Т. Левыкина отношения к труду колхозников [139].

г) Это тем более важно иметь в виду, если учесть другое требование. Хорошая гипотеза приложима к бо­лее широкому кругу явлений, нежели та область, кото­рая непосредственно наблюдается в исследовании. Так, указанная в примере гипотеза была подтверждена на небольшой пробной выборке рабочих (около 250 чело­век) старше 30 лет.

(д) Гипотеза должна быть принципиально проверяе­ма при данном уровне теоретических знаний, методичес­кой оснащенности и практических возможностях иссле­дования. Хотя это требование также очевидно, оно не­редко нарушается.

(е) Наконец, рабочая гипотеза должна быть специ-физирована в том смысле, что в самой формулировке следует указать и способ ее проверки в данном исследо­вании. Это требование подводит итог всем предыдущим. Оно предполагает, что в формулировке гипотезы нет неясных терминов, четко обозначена ожидаемая связь событий, проверка предположения не вызывает трудностей со стороны методов и организационных воз­можностей. Специфическими являются выводные гипо­тезы, т. е. те частные следствия, которые мы проверяем путем прямого сопоставления с фактами.15

15 Особенности экспериментального анализа рассматриваются в гл. б, § 3, а практические задачиорганизации инновационных экспери­ментов — в гл. 7.

Перечисленные выше формальные требования дела­ют гипотезу "хорошей" лишь при условии, что содержа­ние ее не тривиально и не сводится к суждениям здра­вого смысла. В теоретически ориентированном исследо­вании бывает полезно иногда пожертвовать строгостью эмпирической проверки некоторых частных следствий из категориально насыщенной интересной гипотезы, от­крывающей перспективу приращения научного знания. В прикладном исследовании нетривиальность гипотез, как правило, выражается в формулировке альтернатив­ных решений практической проблемы. Каким бы ра­зумным ни казалось некоторое решение, у него всегда найдутся слабые стороны. Эмпирическая проверка силь­ных и слабых сторон нескольких вариантов возможных решений социальной проблемы будет наверняка ценнее, так как, взвесив все "за" и "против", мы найдем наибо­лее эффективный способ действий.

В заключение еще раз напомним, что весь исследо­вательский процесс состоит из, можно сказать, непре­рывной постановки и проверки разнообразных предпо­ложений: центральной гипотезы всего исследования, следствий из нее, вторичных гипотез, формулируемых в случае отвержения ошибочных, постановки частных за­дач методического характера (также гипотез, но уже выполняющих "инструментально-служебную" роль). В рамках исследовательской программы внимание социоло­га должно быть сосредоточено прежде всего на разработке центральной, ориентирующей всю работу гипотезе и вы­текающих из ее содержания проверяемых следствий.

ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ (СТРАТЕГИЧЕСКИЙ) ПЛАН ИССЛЕДОВАНИЯ

Основная предпосылка для выбора принципиального плана — состояние наших знаний к моменту сбора эмпи­рических данных и отсюда — возможность для разработ­ки гипотез. Можно выделить четыре основных варианта стратегии исследовательского поиска (Схема 4).

1. Формулятивный (разведывательный) план при­меняется в случае, если об объекте исследования имеет­ся самое смутное представление и социолог не в состоя­нии выдвинуть никаких гипотез. Цель плана — выявле­ние проблем и формулировка гипотез.

2. Описательный (дескриптивный) вариант исследо­вания возможен, когда знания объекта достаточно для выдвижения описательных гипотез. Цель плана — стро­гое описание качественно-количественных особенностей социальных структур, процессов и явлений.

3. Аналитико-экспериментальный план — наибо­лее сильный вариант исследовательского поиска. Его применяют лишь при условии достаточно высоких знаний в изучаемой области, что позволяет выдви­нуть объяснительные предположения. Цель плана — исследование функциональных взаимосвязей и казу­альных отношений.18

18 Особенности экспериментального анализа рассматриваются в гл. 5, § 3, а практические задачи организации инновационных экспери­ментов: в гл. 7, § 2.

Особую разновидность аналитико-эксперименталь-ного плана образуют исследования, цель которых — поиск управленческих решений. В том и другом случаях социолог пользуется логикой экспериментального ана­лиза, но при организации практического эксперимента возникают специфические задачи, отличные от тех, кото­рые приходится решать при работе по аналитике-экс пе-риментному плану в научных целях.

Перечисленные варианты общего плана относятся к разовым обследованиям, в которых сбор данных осуще­ствляется в максимально короткие сроки во избежание искажающих временных воздействий.

4. План повторно-сравнительного исследования в отличие от трех предыдущих применяется для выявле­ния тенденций социальных процессов и предполагает сопоставление данных в определенном временном ин­тервале. Сравнительные исследования проводятся так­же и в рамках одного временного интервала для того, чтобы установить общность и специфику социальных проблем в региональном, социально-культурном и дру­гих разрезах.17

17 См. об этом Гл. 5, § 5.

На схеме 4 выделены существенные особенности каждого исследовательского плана, включая требования, предъявляемые к организации выборки, которые более обстоятельно рассматриваются в следующем параграфе.

Нередко в одном исследовании мы проходим все или несколько стадий: начиная с формулятивного пла­на, переходим к выдвижению описательных гипотез и осуществляем описательный план, а затем приступаем к уяснению функциональных и причинных связей пу­тем реализации экспериментального или псевдо-экспериментального плана исследования.

Рассмотрим некоторые процедурные особенности, характерные для трех типов стратегии исследовательс­кого поиска.

Формулятивный, или разведывательный) план [364. С. 91—100]. В новой области исследования, где ли­тература весьма скудна или ее вовсе нет и объект незнаком, исследование начинается с общей разведки. Это по­зволяет определить дальнейшие пути поиска с точки зрения выявления и формулирования проблем, разработ­ки гипотез.

Формулятивный план предполагает три основные стадии работы.

(1) Изучение имеющейся литературы. Работа на данной стадии начинается с составления возможно пол­ной библиографии и завершается проработкой литера­турных источников.

(2) Беседы с компетентными лицами, а именно спе­циалистами, работающими над аналогичными проблема­ми, и практиками, занятыми в изучаемой области. Целе­сообразно предварительно составить список лиц и уч­реждений, к которым мы обратимся за консультацией.

Беседы со специалистами преследуют несколько це-лег. Надо убедиться, что составленная библиография ох­ватывает проблему, что мы не упустили чего-то важно­го. Беседы с практиками также имеют целью поиск до­полнительной информации. Допустим, мы собираемся изучать социальные проблемы конверсии предприятий военно-промышленного комплекса. Первый человек, с которым мы будем разговаривать, — один из руководи­телей соответствующего оборонного предприятия. А первый вопрос к нему: "Кто, вы или кто-то из ваших помощников или сотрудников, мог бы рассказать, с ка­кими проблемами сталкивается предприятие, что особен­но мешает перестройке производства?"

Другая задача таких интервью — поиск надежных документальных сведений: картотек, протоколов реше­ний, справок, отчетов и т. п., третья — набросок первич­ных гипотез.

Беседы такого рода требуют некоторого навыка и умения. Нужно создать атмосферу откровенного разго­вора. Иногда полезно снять личную ответственность со­беседника в самой форме постановки вопросов. Не спрашивать прямо "Какие факторы влияют на такой-то про­цесс?", а задать тот же вопрос в косвенной форме: "Не­которые считают, что такие-то факторы влияют на дан­ный процесс", и затем узнать мнение нашего собеседни­ка, В его ответах часто выявляются новые идеи или высказываются оригинальные контраргументы против названных.

Весьма опасно прикидываться совершенно некомпе­тентным в вопросе из желания получить новую инфор­мацию. В таком случае собеседник ограничивается са­мыми общими, тривиальными суждениями, и мы не дос­тигнем цели.

(3) Завершающая стадия — разведывательное наб­людение. Оно не формализовано, как в случае описа­тельного плана исследования. У нас имеется лишь пере­чень вопросов для изучения, но пока отсутствует деталь­ное (формализованное) членение их по пунктам.

Целесообразно наблюдать поведение новичков, не­давно появившихся на изучаемом объекте. Они подме­чают те особенности, которые не заметны старожилам. Важно обратить особое внимание на конфликтные и необычные ситуации, которые наиболее рельефно обри­совывают нормальные условия деятельности, ибо конф­ликт — выход за рамки нормы, обозначающие ее грани­цы. Интересны переходные стадии объекта в момент ре­конструкции, осуществления социальных и экономичес­ких экспериментов, бурного развития, когда анализ со­циальных явлений особенно продуктивен для выдвиже­ния объяснительных гипотез.

Работа по разведывательному плану завершается четкой формулировкой проблем, определением цели, за­дач их изучения, основных гипотез. Она предваряет пе­реход к описательной и аналитической стадиям иссле­дования. Вместе с тем такой план имеет и самостоя­тельную ценность, особенно в прикладной социологии, где полезно выявить максимально полный комплекс проблем, установить очередность их решения с точки зрения главных интересов данной организации. Только после этого целесообразно развертывать исследование по выделенным направлениям.

Формулятивный план нужно отличать от пробы или пилотажа методик для сбора данных. Цель форму­лятивного плана — выявление проблем и выдвижение гипотез; проба же проводится для проверки конкретных методов, процедур, приемов организации всего исследова­ния. Она осуществляется при любом стратегическом плане.

Описательный план. Его цель — систематическое качественно-количественное описание объекта, а главное отличие от формулятивного в том, что все элементы, под­лежащие описанию, должны быть заранее определены в классификационных и структурных гипотезах. Следова­тельно, необходима строгость в эмпирической ин­терпретации понятий и регистрации данных. Сбор ин­формации по описательному плану проводится на осно­ве либо монографического, либо выборочного исследова­ния. При втором способе необходимы расчеты допусти­мой ошибки выборки и других статистических показа­телей надежности описания.

Типичные примеры исследований описательного плана — опросы общественного мнения, в которых фик­сируются оценки и суждения населения по проблемам экономической, социальной, политической и культур­ной жизни,18

18 Опросы общественного мнения особенно чувствительны к требо­ваниям представительности выборки опрашиваемых. Если по суще­ству заданных вопросов и полученных ответов каждый может делать собственные умозаключения, то ответственность за аккуратность пред­ставительства данных целиком ложитсяцна исследователя. В извест­ном смысле социологи, проводящие такие опросы, несут основную от­ветственность за престиж и уважение к нашей профессии в обществе.

Дескриптивное исследование заканчивается класси­фикацией данных в рамках поставленных задач (вопросов), детальным описанием структуры предмета (напри­мер, свободного времени) с минимально необходимой интерпретацией установленных фактов особенностями обследуемых общностей в их социально-профессио­нальном, социально-демографическом, территориально-поселенческом, этнокультурном и других аспектах. В дескриптивный план вводят элементы аналитического, т. е. изучают взаимосвязи между социальными показа­телями, будь то оценки общественного мнения или дру­гие "переменные".

Описание, как и любой иной тип исследования, не может быть чисто фактуальным без всяких методологи­ческих предпосылок. Огромную роль играет здесь обо­снованность группировки эмпирического материала. *

Аналитико-экспериментальный планиспользуется как стратегия исследования, если тщательно продуманы объяснительные гипотезы. Цель плана — установление функциональных и казуальных связей в социальных объектах и процессах, а при реализации практического социального эксперимента — поиск управленческих ре­шений.




4441518115396897.html
4441551771545341.html
    PR.RU™